Память

Наталия Шведова

Осязание истины

(Жизнь и деятельность Льва Кишкина)

Моим коллегой по «Центру истории славянских литератур (до 1945 года)» в Институте славяноведения Российской Академии наук был выдающийся русский ученый, литературовед и культуролог Лев Сергеевич Кишкин (1918—2000). Доктор исторических наук, Заслуженный деятель науки, автор более пятисот публикаций в России и за рубежом, Лев Сергеевич пользовался большим авторитетом как специалист широчайшей эрудиции, подвижник и популяризатор науки, человек необычайной трудоспособности, любивший кропотливые архивные исследования. Он непосредственно интересовался самыми разнообразными явлениями русской и зарубежной культуры. С 1954 г., после окончания аспирантуры, Лев Сергеевич стал активным сотрудником Института славяноведения. До последнего дня своей жизни он увлеченно работал, был полон творческих замыслов, уже в пожилом возрасте выпускал одну книгу за другой, был постоянным автором институтского журнала «Славяноведение». Истинный патриот, Лев Сергеевич с болью переживал тяжкие для России годы. Его вклад в науку — деятельность во славу родной страны и славянства в целом.

Это был красивый, статный человек. Пышные седые волосы, правильные черты лица, неспешная манера речи и детская любознательность в глазах. Лев Сергеевич легко вступал в разговор с молодыми учеными, помогал им практическими советами и книгами из своей богатой библиотеки. Исключительно дисциплинированный человек, он никогда не опаздывал на научные мероприятия. Был последовательным, нередко бескомпромиссным в отстаивании своих взглядов.

Лев Сергеевич специализировался прежде всего по литературам Чехии и Словакии, главным образом их древнему периоду и XIX веку, по литературным и культурным связям между этими странами и Россией, теоретическим и историческим проблемам сравнительного литературоведения. Солдатом Великой Отечественной он оказался в Чехии, узнал и полюбил эту землю, а затем и Словакию. Части Советской Армии, где служил Лев Кишкин, стояли в городе Пардубице. Там существовал театр, в репертуаре которого были и русские пьесы. С его актером Ярославом Войтой Кишкин подружился. Общался он и с учениками местной гимназии, участниками оркестра, которые читали ему Пушкина в переводах на чешский и играли музыку Чайковского и Глинки. В Пардубицах зародилась его тяга к изучению чешской литературы и ее связей с русской литературой. Стихотворение, которое Лев Сергеевич посвятил здешней жительнице Вере, было после войны переведено на чешский и опубликовано в газете «Руде право». Так судьба связала Льва Сергеевича с культурой близких народов.

Однако он никогда не забывал о русской культуре, все чаще обращаясь к ней в 80-е—90-е годы. Подчеркнутый интерес Лев Сергеевич проявлял к Пушкину и пушкинской эпохе. Он сделал много важных архивных разысканий, связанных, в частности, с русской культурой XIX в. Таковы неизданные произведения, письма, биографические материалы, привлекающие большой круг читателей. Лев Сергеевич неутомимо «раскапывал» новые и новые факты, малоизвестные сведения. Одним из первых в России он обратился к теме русской послереволюционной эмиграции.

В небольшой статье можно лишь перечислить области гуманитарных знаний — литературоведения, культурологии, истории, междисциплинарных проблем, — которым уделял внимание Лев Сергеевич. Трудно охарактеризовать в подробностях проблематику множества его статей, опубликованных в научных и популярно-массовых изданиях, в периодике. Приведем названия его монографий: «Сватоплук Чех» (1959), «Миколаш Алеш и чешская культура» (1978), «Чешско-русские литературные и культурно-исторические контакты» (1983), «Чехословацкие находки» (1985), «А.Ф.Смирдин» (1987), «Словацко-русские литературные контакты в XIXв.» (1990), «Литературные связи» (1992), «Литература среди искусств и наук» (1994), «Честный, добрый, простодушный... Труды и дни Александра Филипповича Смирдина» (1995). Среди последних работ ученого — книга «Пушкин и Чехия», подготовленная к печати. Лев Сергеевич также исследовал тему «Пушкин и Словакия», к чему мы еще вернемся.

shvedov1.jpg (20238 bytes)

Л.С.Кишкин. Работа над диссертацией о Сватоплуке Чехе. Начало 50-х годов.

Лев Сергеевич написал главы для обобщающих литературоведческих трудов Института славяноведения: «Очерки истории чешской литературы XIX—XX вв.» (1963), «История словацкой литературы» (1970), «История литератур западных и южных славян» (т. I, 1997), — и разделы для «Истории всемирной литературы», опубликованной Институтом мировой литературы РАН. Один из инициаторов сравнительного изучения славянских литератур в Институте славяноведения, Лев Сергеевич участвовал как автор и редактор во многих коллективных работах, в том числе — «Чешско-русские и словацко-русские литературные отношения» (1968), «Сравнительное изучение славянских литератур» (1973), «Литературные связи и литературный процесс» (1986), «Общение литератур» (1990), «Функции литературных связей» (1992), «А.С.Пушкин и мир славянской культуры» (2000), — а также в сборниках, посвященных крупнейшим деятелям славянской культуры, словакам по происхождению, — Я.Коллару (1993), П.Й.Шафарику (1995).

Лев Сергеевич принимал участие почти во всех послевоенных Международных съездах славистов (с 1958 г.) и в других заметных научных мероприятиях.

Пушкинская тема занимала особое место в исследованиях Льва Сергеевича. Он был среди основателей Литературного музея А.С.Пушкина в словацком местечке Бродзаны (1979), где жила сестра Натальи Гончаровой, Александра, и опубликовал работы о сделанных там интересных находках: «Бродзанские культурные памятники» (1981) и др.

К открытиям Льва Сергеевича относится и обнаружение в 1965 г. затерянного следа «Библиотеки для чтения» видного русского книгоиздателя и книгопродавца А.Ф.Смирдина. Она считалась утраченной, так как еще в XIX веке переходила из рук в руки, распродавалась по частям. Кишкин установил, что библиотека как целостное (хотя и далеко не полное) собрание книг находится в Славянской библиотеке в Праге; она оказалась там в 1932 г., перевезенная из Риги, где ею владел Н.Киммель. В 1975 году ученый смог увидеть «все книжное собрание А.Ф.Смирдина, составляющее особый самостоятельный фонд Славянской библиотеки, обозначенный в каталоге буквами «Sm».1 Чешские специалисты осознавали ценность этой книжной коллекции, сыгравшей важную роль в развитии русской литературы и культуры. 95 книг-дубликатов из библиотеки Смирдина стараниями Льва Сергеевича в 1984 г. попало в Музей Пушкина в Москве. Это книги, изданные до 1837 г.; ими, вполне вероятно, пользовался сам Пушкин. Лев Сергеевич в монографии о Смирдине (1995) увлекательно и подробно рассказал о деятельности этого энтузиаста книжного дела, стремившегося к тому, чтобы русская книга стала читаемой и доступной.

1 Кишкин Л.С. Честный, добрый, простодушный... Труды и дни Александра Филипповича Смирдина. — М., 1995. С. 88.

shvedov3.jpg (14896 bytes)

Часть библиотеки А.Ф.Смирдина, переданная Л.С.Кишкиным в музей А.С.Пушкина в Бродзанах.

Лев Сергеевич много сделал для популяризации отечественной славистики. Книги и статьи, выступления с докладами и сообщениями в музеях, культурных обществах, учебных заведениях — это естественный выход большого ученого на массовую аудиторию. Лев Сергеевич открывал русскоязычному читателю зарубежную литературу как таковую: например, он подготовил два сборника стихов патриарха словацкой поэзии Гвездослава (1849—1921) — в 1974 и 1979 гг. Я с удовольствием пользуюсь прекрасно оформленным двуязычным (оригинал и перевод) изданием 1979 г., выпущенным «Художественной литературой», с комментариями Льва Сергеевича. Он и сам переводил чешских и словацких писателей.

В 1985 г. Лев Сергеевич стал почетным гражданином чешского города Миротице, родины художника Миколаша Алеша, творчеством которого он занимался.

shvedov2.jpg (22147 bytes)

Л.С.Кишкин с дипломом Почётного гражданина г. Миротице.

В своем внимании к фактографии, к архивам, к живой старине Лев Сергеевич словно напрямую соприкасался с истиной, осязал ее. Вот его человечный и поэтичный рассказ о книгах из библиотеки Смирдина: «Вспоминаю, как не без грусти отрывался от них, как медленно спускался после их осмотра по винтовой металлической лестнице, как отмывал затем почерневшие от вековой пыли руки, каким непередаваемым удивительным чувством был переполнен тогда. Ведь это совсем не часто выпадает счастье вот так, почти физически, осязать свою родную историю <...>».2

2 Там же. С. 101.

Лирическое отступление. Я как словакистка часто беседовала со Львом Сергеевичем, многому училась у него, ссылалась на его работы. Но Льва Сергеевича занимала не только наука. Он, например, страстно любил природу. В 1999 г. у меня вышло два поэтических сборника. Лев Сергеевич проявил к ним живейший интерес. О каждой книге мы подробно говорили, Лев Сергеевич воодушевился и прочел кое-что из своих стихов. По поводу первой книги он сказал: «Вы опоздали родиться. Вы вся в серебряном веке». По поводу второй: «Я бы не стал так восторгаться Аллой Пугачевой, но спасибо вам за Талькова». (У меня есть стихи памяти Игоря Талькова.) Стало быть, Лев Сергеевич знал и ценил творчество артиста моего поколения, выступавшего в «молодежном» жанре.

Лев Сергеевич был единственным, кто откликнулся на мою книгу стихами. Он оттолкнулся от моих размышлений, почему меня, русскую девушку, называют «Нэт», «Нат», «Натали»...

Ах, Нэт, Натали, Наташа!
Мною прочитана книга Ваша.
Светло-добрая и горько-чистая,
Правдой души лучистая.
Я же дарю Вам нечто иное,
Тоже связанное с душою.
Желаю Вам всего, всего...
Найти свой храм и войти в него.

Пожалуй, лучшую рецензию трудно придумать...

Лев Сергеевич решил подарить мне свою книгу о Смирдине. Он сделал дарственную надпись, но передать книгу не успел. Это были последние часы его жизни.

Он умер прямо на работе от сердечного приступа, несмотря на попытки «Скорой» спасти его. Это случилось 14 марта 2000 года, за пять дней до его восьмидесятидвухлетия. Его смерть потрясла нас. Все заговорили о том, что из жизни ушел не просто большой ученый, но и прекрасный человек — безупречно порядочный, принципиальный, преданный науке буквально до последнего вздоха.

Через семь месяцев после его кончины вдова, Наталья Борисовна, нашла среди вещей мужа книгу с надписью и посвященное мне стихотворение. Я приехала в этот уютный интеллигентнейший дом и была поражена стойкостью и трудолюбием Натальи Борисовны, ведущей колоссальную работу по сохранению наследия ученого. Нужно было упорядочить библиотеку, рукописи, перепечатать дневники, стихи. Часть вещей Льва Сергеевича взял музей Пушкина, где ученому будет посвящена особая экспозиция. Наталья Борисовна попросила меня, специалиста по поэзии, помочь в публикации стихов Льва Сергеевича. Я обратилась к редактору «Мецената и Мира» Левону Осепяну, и мы решили рассказать читателям о подвижническом труде Льва Кишкина и дополнить рассказ его стихами, а также выпустить отдельный сборничек в приложении к журналу.

Благодарю Наталью Борисовну за новые для меня сведения о деятельности Льва Сергеевича. Пусть эта публикация станет ступенькой, ведущей во храм, о котором он написал мне.


[На первую страницу]                    [В раздел "Словакия"]
Дата обновления информации (Modify date): 27.08.01 16:28